aleforion (aleforion) wrote in my_first_time,
aleforion
aleforion
my_first_time

Categories:

Как я первый раз увидела экзотическое "животное" на своей первой выставке

Nautilus-444-C

Моя первая выставка оказалась забавной. Я училась на пятом курсе института, на факультете дизайна. Но с самого начала, ещё при поступлении, мечтала попасть на отделение металла, так как отец с детства учил меня работать с металлом; в 14 лет я уже делала самостоятельные вещи из серебра. Проучившись в Строгановке год, я поняла, что дизайн мне нравится не меньше, он даёт более широкое образование, а с металлом я всегда смогу работать самостоятельно.

Так, к пятому курсу я сделала несколько ювелирных концептуальных украшений, которые представила на своём первом серьёзном отборочном выставкоме. Выставком в те времена представлял собой комиссию заслуженных художников СХ РФ, которые отбирали вещи для экспонирования на выставке.  Обычно приём вещей начинался в 10 часов утра и длился до 18-19 часов вечера, проходил обычно там же, где планировалась выставка. Это была очень престижная всесоюзная выставка под названием «Молодость страны», по окончании она должна была плавно перейти во «взрослую» отчётную Всесоюзную выставку, и проходить она должна была в Манеже. На ней были представлены все республики бывшего СССР, и попасть на неё было очень круто, а пройти потом на Всесоюзную – вообще предел мечтаний для молодого художника.

Мы, несколько молодых художников-ювелиров из Строгановки, собрались могучей кучкой в пять человек (чтобы не так страшно было) и ждали своей очереди. Заходить надо было по одному человеку в небольшую комнату, где были поставлены в ряд несколько столов, за которыми сидела высокая комиссия. Очередь на приём изгибалась длинной змеёй вокруг Манежа, стоять пришлось зимой, на морозе, в течение нескольких часов. Но молодым художникам всё было нипочём, попасть на выставку хотелось очень сильно. Народ в очереди пугал друг друга страшилками о том, как «заворачивали» ювелиров, как люди годами отстаивали подобные очереди, но не везло, как один из самых «страшных» членов комиссии однажды на отборе работ отломал от одной броши сильно выступающую завитушку со словами: «А это здесь лишнее», и так далее. В общем, как в пионерском лагере после отбоя, чем страшнее, тем интереснее.

Наконец, моя очередь, я захожу, раскладываю свои работы, меня просят выйти, чтобы обсудить их кулуарно, потом возвращаюсь и узнаю, о чудо, что одну работу взяли! Это были концептуальные серьги "Наутилусы".

Здесь ещё надо добавить, что студенты обычно скрывали своё участие в выставках, потому, что преподаватели это дело не приветствовали. Не знаю, в чём была причина, но допускаю, что она мало отличалась от объяснений этого феномена, ходивших среди студентов. Резона были такие: «Если вы участвуете в выставках, то нефиг учиться в институте, вы и так уже всё можете». А на самом деле, обычная ревность. Ведь  на выставком представляли свои работы преподаватели наравне со студентами, и не всегда проходили.

В общем, выхожу я из комнаты с заседающим выставкомом сияющая, как медный чайник. Насколько я помню, у всех из нашей «могучей кучки» приняли по одной работе, так мы дальше в этом составе и шли некоторое время по выставкам.

Но мне всегда было надо больше всех, поэтому я не останавливалась на сдаче работ на выставку. Дело в том, что раскладка ювелирки в витрины всегда была «последним делом» при оформлении экспозиции выставки. Сначала развешивали картины, ставили скульптуры, а мелочёвку оставляли на последний день. При этом никаких страховок не было, вещи сваливали в несколько коробок, и если они портились ил пропадали, никакой компенсации не предусматривалось. Поэтому была распространена такая практика: художники забирали отобранные вещи домой, анна раскладку приносили и следили, чтобы работы сразу были положены в витрины.

И я так же, принесла работы утром на раскладку, нашла художника по экспозиции, который занимался витринами с ювелиркой, и жду. При этом первый раз наблюдаю классический бардак, который всегда происходит при оформлении экспозиции: в большом зале Манежа в разные стороны снуют толпы людей, что-то приносят, что-то уносят, одновременно идёт демонтаж прошлой выставки. Художник по экспозиции говорит мне и ещё одной девушке, которая точно так же принесла работы на раскладку: «Подождите тут, я сейчас распоряжусь насчёт витрины» и убегает.
Потом приходит с двумя рабочими, которые тащат витрину, говорит, куда её поставить, просит ещё подождать и снова убегает. Через несколько минут появляется, раскладывает  часть вещей, и говорит, что ему надо найти ключи от витрины, и велит стоять и сторожить вещи, чтобы никто ничего не украл. И сматывается. Мы стоим, ждём, сторожим, смотрим по сторонам.

На полу лежат длинные ковровые дорожки, разложенные вдоль проходов между витринами прошлой выставки. Витрин уже нет, дорожки лежат как попало, рабочие по очереди их скатывают в рулоны и уносят. И вот двое подходят к ближайшей к нам дорожке, берут за концы, поднимают, и из под неё выбегает мышь и несётся по залу, пробегает несколько метров и останавливается под соседней витриной. Причём все её видят и говорят «мышь», а я смотрю, и что-то в движениях и поведении этой мыши мне кажется подозрительным. Ну, не бегают мыши таким манером, и не столбенеют, забежав под условное укрытие.

Решаю посмотреть, что за мышь такая загадочная, подхожу, наклоняюсь и обалдеваю: это не мышь, а огромный коричневый таракан. Я таких гигантских мутантов в жизни не видела: 6-7 см в длину, широкий по пропорциям, сантиметра 4, крылья не достигают всей длины тела и короче где-то на сантиметр. При этом прожилки на крыльях очень рельефные, выпуклые, и весь он какой-то скульптурный и нарядный.
Я ненавижу этих животных всеми фибрами своей души, меня от них просто тошнит, и живыми от меня мало кто уходил. Но увидев такое чудо в центральном выставочном зале столицы нашей родины, я даже забыла о своей обычной брезгливости и стояла рассматривала его минуту или две, потом подозвала девушку, с которой мы сторожили витрину.

Она подошла, офонарела, скорчила гримасу, не разделяя моих восторгов, но приняла активное участие в обсуждении. Сначала традиционные: «Ух ты, обалдеть, вот это да, какой большой…ну, и так далее». А потом я говорю: «Слушай, он такой прикольный, давай его сейчас на булавку и на витрину с нашей ювелиркой! Интересно, заметят или нет?»

Видно, таракан был не просто большой, но ещё и умный – услышав моё предложение, он припустил со всех ног и исчез под какой-то ширмой метрах в двадцати от нас. В общем, в тот день могло появиться новое направление в ювелирном искусстве, но не появилось…

Пока писала пост, сообразила, что та первая выставка для меня оказалась невероятно удачной, мои работы с неё были отобраны на следующую, всесоюзную, с которой Минкульт их закупил для своей коллекции, за немалые по тем временам деньги. Потому, что серьги сразу с выставки были куплены, я не успела их сфотографировать. И потом так по ним заскучала, что решила повторить, но не в виде серёг, а в виде булавки для трикотажа, потому, что делать сразу две серьги было очень утомительно.

Поэтому выкладываю здесь фото булавки. Серьги были почти точно такие же, отличались только "усиками", которые торчат из раковины.

Вот я и думаю: может, таракан был знаком удачи? :)



Tags: животные, образование
Subscribe
promo my_first_time october 11, 2015 01:33 68
Buy for 10 tokens
Я люблю свою жену. И хочу, чтобы мы в будущем могли себе позволить больше, чем сейчас. Чтобы мы жили на собственной вилле, ни в чем себе не отказывали, купались в роскоши. Для этого надо многого добиться, сделать карьеру. Я не могу вам полностью рассказать, кем я работаю в данное время, потому что…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments