moltshun (moltshun) wrote in my_first_time,
moltshun
moltshun
my_first_time

Моя первая врачебная ошибка

Было это во время той самой врачебной практики в небезызвестном городе Фрязино, о которой я как-то здесь уже рассказывала.
После акушерско-гинекологического отделения меня отправили в отделение хирургическое.
Врачей в отделении было немного, но ровно столько, сколько и требовалось для небольшой  больнички небольшого подмосковного городка - трое, включая заведующего. Заведующий, молодой усатый весельчак, легко и без капризов взялся руководить нашими хирургическими буднями.
А какие у практикантов будни? Писать под диктовку истории болезни и эпикризы выписные, бегать в лабораторию и в гистологию за результатами исследований, делать умные лица и напряжённо морщить лбы, пытаясь ответить на заковыристый вопрос заведующего.
А что могут студенты, закончившие четвёртый курс? Да, в общем-то, очень немногое они могут. Нахватались знаний из лекций и семинаров, походили по отделениям в сопровождении преподавателя, постояли толпой на некоторых операциях - вот и всё, по-хорошему. Но что, как казалось нам, мы знали хорошо, так это симптомы раздражения брюшины, а именно тот самый знаменитый симптом Шёткина-Блюмберга, определяемый при пальпации передней брюшной стенки. И уж если он положительный, и локализация боли в правой подвздошной области, так это точно аппендицит, и никаких сомнений быть не может. Все остальные хирургические знания были ещё более поверхностными.
Вот примерно так дело и обстояло.


Потихоньку наши писарские и курьерские будни в хирургическом отделении стали наполняться и другими делами. В какой-то момент заведующий решил, что нас уже можно допустить до присутствия на операциях.
Может, он таким образом хотел проверить нашу выдержку и хладнокровие?
Всё может быть, но коль дошли мы почти до пятого курса, то обладали уже достаточной долей бесстрашия и цинизма, так быстро прививающегося всем студентам-медикам.
Операций тем летом было немного, но были они очень разные. Первая, которая досталась мне - ампутация ноги. Как и положено, все намылись, облачились в стерильные халаты-маски-шапочки-бахилы (тогда одноразовых не было, а было всё стираное-перестиранное и жареное-пережаренное в сухожарах, а оттого имело своеобразный желтовато-кремовый оттенок и коричневые пятна неизвестного происхождения) и пошли в операционную. Моя роль в тот день была достаточна простой: стоять в сторонке и наблюдать за процессом. Впрочем, стоять столбом было необязательно - мне разрешили менять точки обзора, чем я и воспользовалась, - перемещалась по операционной вдоль стеночки, чтобы не мешать анестезиологу, операционной сестре и не отвлекать от операции хирургов.
Такая вольность была мне в диковинку, но это же была не помпезная институтская клиника с корифеями у хирургических столов, которые выходили в зал, когда уже операционное поле было полностью подготовлено ассистентами-доцентами и только и ждало маститого кудесника скальпеля, который, совершив свои профессорско-профессиональные пассы, оставлял всякую ерунду ассистентам и удалялся из оперзала, устало вздохнув и милостиво разрешая утереть воображаемый пот со лба доверенной медсестре.
Здесь всё было просто и по делу. Ампутация по поводу гангрены, до середины бедра, мужчина лет пятидесяти пяти-шестидесяти, сахарный диабет, излишняя масса тела плюс отягощённый алкогольный анамнез...
Ножовка была ручная - вжик-вжик-вжик-вжик, только костная стружка сыпется на брошенную на кафельный пол пелёнку. Но вот конечность ампутирована, завёрнута в пелёнки и рыжую клеёнку: "На, держи, отнеси в подвал в патанатомию". Чуть не уронила - какая же она была тяжёлая! Никогда не предполагала, что нога, даже не целая, а две трети, с довольно сухими уже голенью и стопой, может быть такой тяжёлой! Прижала к себе, как запелёнутого младенца и пошла прочь из операционной. Вот такое боевое крещение было. Думаю, что всё-таки на выдержку.
И, как видно, прошла крещение - стал меня заведующий в приёмное отделение с собой брать на хирургическую патологию. А потом и одну в приёмник отправлять. Забавное это мест было, приёмное отделение в маленькой городской больничке - узенький коридорчик, маленькая комнатка с кушеткой, столом и стулом.
Однажды, спустившись, упёрлась в каталку, на которой лежало сухонькое тельце, накрытое с головой простынёй. Спросила у медсестры, почему здесь оставили труп.
- Что вы, это не труп, это бабушка. Её из дома привезли, а мы её дустом посыпали и простынёй накрыли, чтобы блохи не прыгали.

И вот однажды привезли на скорой утром парня лет восемнадцати с острым животом, и заведующий меня с собой в приёмное взял.
Парень лежит скрючившись, ноги к животу прижал, губы кусает - видно, что очень больно.
Ну, пальпируй живот, - говорит куратор.
Я, как порядочная, прошу пациента лечь ровно, пытаюсь пальпировать, а живот как каменный, брюшная стенка напряжённая и мышцы не промять - дефанс.
Говорю ему, чтобы ноги слегка согнул. Он морщится, ноги присгибает, но при моей попытке пальпировать живот стонет громко, кривится.
- Ну, пускай поднимают в отделение, - говорит заведующий, смотревший на всю эту сцену со стороны, - будем наблюдать.
После обеда в отделении очередной обход. Смотрим парня с животом. Всё то же самое. Температуры нет, анализы ещё не готовы, жалобы не изменились.
- Пускай лежит под наблюдением до утра, - распоряжается заведующий.
Следующим утром картина та же. Вечером вроде бы была небольшая температура, как говорит постовая сестра.
- Давай пальпируй!
Пытаюсь пробиться через напряжённые мышцы, в какой-то момент почти удаётся - парень не выдерживает, чуть ослабляя живот.
- Ну, что думаешь?
- Дефанс выраженный, болезненность при отпускании усиливается. Аппендицит.
- Точно аппендицит?
- Ну да, точно.
- Значит, надо оперировать. Будешь на крючках вторым ассистентом.
Вау! Мой первый аппендицит! На крючках! Галопом перекурить удачу, намыться и в операционную.
Дальше всё было довольно буднично. Даже руки не дрожали от волнения.
Хирург выделил аппендикс.
- Смотри, какой розовенький, прям красота. Видишь, никакого аппендицита.
У меня в голове не знаю, что пронеслось. Ужас и кошмар, катастрофа! Парень под наркозом, аппендицита нет, а по моему желанию ему брюхо распахали!
Пока я пребывала в шоке от своей диагностической ошибки и только автоматически выполняла команды, хирург быстренько наложил лигатуру и отсёк этот маленький, розовенький и здоровенький аппендикс.
- Ну вот, - помял в пальцах, - будет теперь катаральный.
И бросив его в банку с формалином, добавил: "Не переживай, зато у парня теперь есть отсрочка."

Tags: здоровье, образование
Subscribe

promo my_first_time october 11, 2015 01:33 68
Buy for 10 tokens
Я люблю свою жену. И хочу, чтобы мы в будущем могли себе позволить больше, чем сейчас. Чтобы мы жили на собственной вилле, ни в чем себе не отказывали, купались в роскоши. Для этого надо многого добиться, сделать карьеру. Я не могу вам полностью рассказать, кем я работаю в данное время, потому что…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →