nu (nu_vot_eshe) wrote in my_first_time,
nu
nu_vot_eshe
my_first_time

Category:

А рассказать вам, как в первый раз мне делали операцию?

А конкретно - кесарево сечение.
Нервным, чувствительным и брезгливым под кат ходить не рекомендуется.

Когда вопрос о возможности КС стал в первый раз, я была, мягко говоря, в шоке. Я психовала, рыдала, ругалась со всеми, кто, на мой тогдашний взгляд, мало сочувствовал моему горю. Я готова была на стимуляцию родовой деятельности - лишь бы не КС. Однако к 42 неделям незрелость моего организма не оставила возможности даже и для такого варианта. Вернее, попробовать было можно, но как сказал профессор, осматривавший меня: "Риск абсолютно не оправдан, намучаем тебя и ребенка, а потом все равно потащим в операционную". Так 4 апреля был решен вопрос - кесарево. Нарыдавшись, я смирилась.
Анестезию  выбрала эпидуральную - почему-то было очень страшно засыпать в операционной и не знать, что там с тобой происходит. А еще - глупости, конечно, но очень боялась заснуть и не проснуться, вот уж не знаю, откуда такой бзик.
Утро 5 апреля. Я, голодная, побритая, окруженная пакетами с лекарствами и вещами, жду врачей. 9 утра. 10 утра. 10.30. Никто за мной не приходит. Только медсестры заглядывают периодически с одним и тем же вопросом: "Ой, а вас еще не позвали?". А нам (муж был со мной) каждый скрип двери - как нож в сердце. Наконец в 10.30 меня повели в операционную.
Не знаю, какие в этой больницк родзалы, но операционная страшная, "совковая". Узенький опер.стол, на который меня усадили для осуществления анестезии, оставлял сомнения в том, что я вообще на нем помещусь. Даже переспросила – а оперировать меня тоже здесь будут? ))))
Уселась я, значит, на этот стол, жду, пока мне в спину будут колоть всякую гадость. Смотрю на белые кафельные стены, на кучу непонятных штуковин вокруг, на врачей, облачающихся в мясницкие клеенчатые передники…И тут впервые в жизни понимаю, что такое паника. Нет, не так – ПАНИКА. Не знаю, какими словами передать свои ощущения, но мне пришлось собрать в кулак все оставшиеся силы, чтоб не заорать благим матом и не спрыгнуть со стола. Мне было страшно. Жутко. Одиноко. Сейчас меня будут резать, наживо практически, и как это все закончится, и что будет с малышкой, господи, АААААААААААААААААААААААААААААААААААААПИСЕЦБЛЯВЫПУСТИТЕМЕНЯОТСЮДАЯЕЩЕ ПОХОЖУУУУ!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Кажется, костяшки пальцев побелели, так я вцепилась в край своего неудобного ложа…Но я, как потомок варягов, воспитанная в духе воина, стиснула зубы и позволила тыкать мне в спину шприцы с разными там ледокаинами.
Уложили. В вену впихнули катетер. Что-то капает. Давление резко понизилось, отчего закружилась голова и начало тошнить. «Так и надо, сейчас нормализуется» - это анестезиолог. Ноги потеплели и приятно занемели – как будто отсидела. На уровне груди повесили занавесочку, так что своего огромного глобусного пуза я уже не видела. Надо мной висит осветительный прибор с кучей ламп (ну в кино-то уж все такие видели  - круглая дура такая), и в одной из них, негорящей, можно разглядеть смутное отражение – но я не смотрю, страшно, повернула голову набок, смотрю на капельницу и в стену. Готовы? Готовы… «Господи, помоги…» - слышу негромкий голос своего врача. И все затихает. Работа пошла.
«Ну вот, тебя уже разрезали» - бодро вещает анестезиолог. Ух ты, а я ничего не чувствую. Интересно как. Что-то делают, что-то ковыряют. Ассистент анестезиолога каждые несколько минут проверяет давление и пульс. Чувствую, как растягивают кожу, чувствую какую-то болезненную точку в одном определенном месте – терплю. Капельница капает. «А сейчас», - информирует меня анестезиолог – «будут вскрывать пузырь. Ты почувствуешь, как воды потекут, не бойся». Вскрыли. И воды не то, чтоб потекли – они хлынули на пол, ощущение было такое, что вылилось пару ведер, не меньше, подтверждением чему был возглас врача, точно не помню, какой, что-то типа «Ничего себе!». А потом все закружилось: начали давить на живот, помогая малышке высвободиться, боль в той самой точке, до которой, наверное, не добралась анестезия, жуткая, голова кружится, нечем дышать… Эпидуральная анестезия ведь чем прикольна: ты не чувствуешь, как тебя разрезают, боли нет, но все обычные тактильные ощущения сохранились в определенной части тела. И уж ими-то я насладилась сполна. Плохо соображаю, что происходит, ощущения, наверное, такие же, какие испытывали незадачливые герои фильма «Чужие» - раздирают, меня раздирают изнутри, мамочки, не выдержу же я! Анестезиолог вкалывает какую-то хрень, которая погружает меня в полутранс-полудрему, но я все равно все чувствую.
Не знаю, сколько это длилось, минуту? Пять? Полчаса? Время остановилось. Пытаюсь молиться, но кроме жалобного «Господи!..» не могу ни произнести, ни подумать ничего. Голова мечется из стороны в сторону, кажется – еще чуть-чуть и дыхание остановится. И тут слышу – кто-то хрипловато мяукает, и мимо меня быстро пронесли нечто маленькое. Пытаюсь посмотреть – вижу за своей головой в «тазике» только голую ножку, которой до этого меня не раз пихали в печень. Хочу спросить, все ли в порядке с ребенком – язык не слушается… Так в 11.10 пятого апреля появилась на свет моя Маруся, 3990 вес, рост 57 см. Доктор заглядывает мне в лицо: «Поздравляю, ты стала мамой». Я ей что-то ответила? Не помню…
Дальнейшее помню смутно, как меня зашивали, как перекладывали, везли в палату…а между тем заняло это почти час, в палату меня привезли в 12 часов. Там меня встречал муж, на руках у которого в свертке-одеяльце покряхтывала наша доченька.


Вот такая история первого раза )))
Tags: опасно для жизни, роды, семья
Subscribe

promo my_first_time october 11, 2015 01:33 68
Buy for 10 tokens
Я люблю свою жену. И хочу, чтобы мы в будущем могли себе позволить больше, чем сейчас. Чтобы мы жили на собственной вилле, ни в чем себе не отказывали, купались в роскоши. Для этого надо многого добиться, сделать карьеру. Я не могу вам полностью рассказать, кем я работаю в данное время, потому что…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments