November 24th, 2013

Masha
  • farbys

Левостороннее движение первый раз.

В конце октября у нас с коллегой (мы учителя музыки) планировалась деловая поездка в Англию. Но не на поезде, как обычно, а на машине для экономии времени и удобства: поездка покрывала несколько встреч, которые были в разных городах. Ни у меня ни у коллеги не было опыта в левостороннем движении. Ехать было далеко в первый день, два часа до Кале (из Парижа), потом 4 часа после Дувра. Водительский стаж у меня небольшой, поэтому перед поездкой меня слегка потряхивало :). Я нашла пару ссылок на ютюбе на видео о левостороннем движении, но это меня мало успокоило. Кроме того, добрые люди сказали, что левосторонне движение и праворульная машина это не айс. Самым главным моим ночным кошмаром был въезд на круговое движение. Я кинула клич у себя в жж, и мои английские френды дали мне лучший совет: "Смотри в обе стороны, крути головой, но сначала всегда направо. Выезжай налево. Тротуар со стороны левой руки".
[Spoiler (click to open)]
Первое впечатление не совпало с тем, что мы себе надумали - после туннеля мы почти сразу же оказались на скоростной автотрассе. А ехать по автотрассе очень легко, никакой чужеродности движения не чувствуется, так как все машины вокруг едут в одном направлении. И поскольку большая часть нашего пути пролегала по трассам, мы вздохнули с облегчением.


Совсем другое дело в черте города, где сталкиваешься с противоположным движением лицом к лицу; и сначала это очень страшно :). Уже ближе к вечеру случился казус - мы неправильно поняли жпс и съехали с уютненькой трассы в пригород Бирмингема, с его обычной структурой - перекрестки, круговые движения, выезд в дальнюю полосу и т.д. Сами дороги весьма узкие, на них беспорядочно припаркованы автомобили со всех сторон, и много велосипедистов. Ехали уже сквозь ночь и как мантру повторяли "выезжаем налево, встаем слева, тротуар по левую руку..."; и иногда в панике "блин - смотреть направо!!!".

И все же круговое движение не зря было моим ночным кошмаром - но неприятность пришла как на картине "Не ждали". И налево выезжали, и направо смотрели, но кто же мог подумать, что на британских round-about - бывают светофоры! А  мои английские френды об этой засаде не предупредили, для них как бы привычно. Ни в одной стране, где я ездила на машине - например Германия, Италия, Штаты, Канада, - я не встречала светофоров на круговых движениях, не при въезде, а именно на самом круге. В Англии таких очень много. Если честно, это отличная идея, которая намного уменьшает общий бардак, часто происходящий на кругах. Но поскольку  мы не знали, что так бывает, то все столбы воспринимались нами просто как фонарные.

Мы лоханулись на первом же подобном препятствии, и это был мой участок. Довольная тем, что я уже удачно проехала пару круговых движений, я въехала на круг по "мантре" - ехать налево, смотреть направо, дальше у меня приоритет. Я лихо наворачивала, когда вдруг машины, еще секунду назад стоящие и ждущие своего въезда, неожиданно всей толпой поехали прямо на нас. От неожиданности я притормозила, но на всякий случай просигналила - это означало "не борзейте, у меня приоритет". В ту же секунду, мы огребли столько клаксонов, сколько никогда не огребали в жизни. Те машины продолжали ехать и материться.
От страха я остановилась как вкопанная и срочно посмотрела в зеркало заднего вида, чтобы узнать, как ведут себя другие машины за нами. Они стояли в метре от нас в линеечку как на светофоре - ибо там торчал светофор. Мы проехали на красный, перекрыли светофор всем корпусом машины и теперь стояли как дураки на пути у тех, у кого зеленый - а те объезжали нас и кляли кретинов-"лягушатников" на чем свет стоит ;).
promo my_first_time october 11, 2015 01:33 68
Buy for 10 tokens
Я люблю свою жену. И хочу, чтобы мы в будущем могли себе позволить больше, чем сейчас. Чтобы мы жили на собственной вилле, ни в чем себе не отказывали, купались в роскоши. Для этого надо многого добиться, сделать карьеру. Я не могу вам полностью рассказать, кем я работаю в данное время, потому что…

Первый раз на вулкане

Во время отдыха в китайском санатории мы каждый день выбирались куда-либо на экскурсию. Так как санаторий был расположен посреди потухших вулканов, то в один прекрасный день мы туда и отправились. Хотя, если бы я знала, что это такое – подъём на вулкан, то ни за что бы на это не  согласилась!  Моя соседка по комнате, Марина, на вулкан уже поднималась, потому что отдыхала в этом санатории не впервые. Но почему она на это пошла, не понятно, ведь ей тоже пришлось нелегко.
 Сначала мы долго ехали на автобусе по дороге, которая была проложена прямо по лаве извергавшихся в начале 18 века вулканов. Лавы было  много, сплошные потоки, но так как это происходило очень давно, то сквозь лаву проросли деревья, кустарники, целый лес образовался. То и дело во время движения автобуса дорогу перебегали  лисички.
Поднявшись выше к вулкану, мы вышли из автобуса, дальше он пройти не мог. Нас ждали маленькие электромобили. А пока мы прогулялись по окрестностям, прошли по «дороге жизни» (дощатому тротуару, проложенному по лаве) через море лавы. Её было столько много, что через неё даже не проросли деревья.
Погода у вулкана менялась стремительно. Только что светило солнце, но налетевший ветер принёс дождь, и нам пришлось срочно покупать лёгкие плащи у китайцев, которые расположили свои палатки у подножия.  Дождь закончился так же внезапно, как и начался. Было интересно наблюдать, как грозовые тучи собирались у жерла вулкана, как будто что-то их туда притягивало.
Вдоволь нагулявшись, мы, наконец, отправились дальше.  Гид Дима предупредил нас, что путь будет нелёгкий, потому что на вершину вулкана ведёт около полторы тысячи ступеней.  Ну что делать, назад пути уже нет. Хотя нет, Дима предложил одумавшимся вернуться, но нет, я совсем не из тех, кто пасует перед трудностями. Ведь это безумно интересно – заглянуть в жерло вулкана!
И мы пошли. Хотя кое-кто и правда вернулся. Поначалу я пыталась считать ступени, но на счёте где-то за пятьсот сбилась, да и  не до того было. Длинноногий Дима легко обежал нас и ускакал вверх по ступеням -  вот что значит  тренировка!
По пути он ещё успевал рассказывать нам об извержении вулкана, возвращаясь вниз и вновь  убегая выше. Мы прошли пещеру, постояли над ней на мостике. Пещера была образована газами, вырывавшимися во время извержения.
Подъём был очень крутым, и казалось, бесконечным. Но вот, наконец, мы забрались на площадку, которая находилась уже рядом с вершиной. На площадке находилось что-то вроде небольшого кафе под открытым небом. Но каким же образом китайцы сами поднимаются туда вместе с продуктами??? Мы были изумлены и решили, что на вулкан ведёт ещё одна дорога, по которой можно проехать. Но она не для туристов. Хотя кто знает этих китайцев, ведь ради заработка они на всё способны…
И вот финишная прямая, которая проложена так, чтобы можно было обойти по краю жерла и вернуться назад, но уже другой дорогой. А перед самым последним подъёмом встречаем пару китайских стариков, видимо, это супруги.  Мы опять несказанно удивлены, ведь подъём безумно труден, а эти старики поднялись на вулкан! Тут же мы узнаём, что у китайцев существует поверье, что того, кто поднимется на вулкан, ждёт долгая жизнь. Все фотографируют их, а они с удовольствием позируют. Не удержалась и я)))
На вершине  дует сумасшедший ветер, так, что уши закладывает.  Мои и без того кудрявые волосы завиваются ветром в непослушные колечки). Чтобы услышать собеседника, надо приложить усилия. Гуляем по краю, фотографируемся. В самом жерле ничего интересного не видно,  езде те же заросли, настоящий лес. У подножия вулкана видна убегающая дорога, которая ведёт вдаль, к городку, который весь, как на ладони. Одна девочка говорит родителям: «А давайте побежим по этой дороге прямо в город!».
Да, все думают только о предстоящем спуске. Погуляв по краю жерла, возвращаемся. Вниз спускаться ещё труднее, сказывается усталость.  Ноги уже не слушаются, колени подламываются. Но не забываем фотографироваться, а как же! Пока спускаемся, встречаем по пути признаки цивилизации в виде благоустроенного туалета и мусорных контейнеров, табличек  со смешными предостерегающими надписями вроде этой:  «Осторожно! Высокая опасность!».  Здесь уже всё адаптировано для туристов, вулкан должен приносить доход.
Дима, как и на подъёме, легко обегает нас, и непонятно, откуда он силы берёт.
И вот спустившись,  наконец, почти с небес на грешную землю, мы садимся в автобус и отправляемся (не в санаторий, отдыхать!), а в противоположную сторону – в ледяную пещеру. Долгое ожидание и… в пещере всё повторяется -  те же ступеньки, только вниз, мокрые и скользкие.Фото054
Китайцы дают напрокат пуховики, но это дорого, мы отказываемся. И вот, прямо в шлёпках, спускаюсь в  пещеру, моментально замерзаю. В общем, пещера нас не впечатлила. Самое интересное было закрыто на реставрацию. Попетляв по деревянной дорожке между сталактитами и сталагмитами, исскуственными  деревьями  с разноцветными лампочками, не увидев ничего действительно стоящего, возвращаемся. От посещения пещеры остался страх тесного спуска под землю, в глубину.
Всё, в этот день мы едва нашли силы сходить на ужин. Но всё-таки не зря мы провели  день в спусках и подъёмах, зато теперь есть, что вспомнить, не так ли?
нет проблем

Я ни разу не была за границей легально* - это неинтересно и скучно

[нажмите, чтобы прочитать, как я в первый раз пересекла границу нелегально]
В застойно благословенные годы я границу пересекала нелегально раз пять**, а может больше - юна была, глупа и поступала так, как мне заблагорассудится.
А дело было так.
После второго курса мы поехали веселой командой работать под Килию, городок на Дунае. Жили на острове: пограничная зона,
контрольная полоса по берегу. И как-то раз, работая на винограднике, мне очень захотелось пить, а воды нет, но на самом бережку, за контрольной полосой - беленький домик, и там хорошая водичка. И пошла я туда напиться.
Никто не крикнул мне: "Вернись!"
Все тоже хотели пить и заорали:"Принеси и нам!"
Принесла, но мало - что в кружке принесешь?!
Пришлось раз пять** мне к этому домику сходит, но не просто так ходила, а каждый раз следы за собой заметала.
Но в последний раз надоело заметать,  и я, как опытнейшая шпионка, шла спиной след в след.
Потом приехала за нами машина, мы погрузились и уехали в свой палаточный лагерь, а двое наших мальчишек осталось там.
И вот эти мальчишки меня нагло продали пограничникам. Что продали, не скрыли. В красках и в лицах рассказали, как пограничный наряд увидел на контрольной полосе мои следы от нас к румынам и хотел поднять Заставу в ружье!
Подумали, что в очередной раз румынские полковники к нам дёру дали из концлагеря кровавого Чаушеску (замечу в скобках,
что не сообразила, как это так - следы от нас к румынам, а пограничники решили, что это румынские полковники?! Их же ещё в прошлом году изловили, когда они к нам сиганули из своего концлагеря в наши плавни!)

- Да это ж наша Катька пить захотела! - сказали мальчишки пограничникам.
И мне стало нехорошо, потому что две студентки в прошлом году целую неделю работали у пограничников на кухне, тоже что-то такое же натворили.
- Фигушки им, - сказали я своим мальчишкам, - не ходила туда, не докажут, что это я!
Действительно, как докажешь, если свои тапочки я утопили в канале?!
Привязала камень и утопила.
Не знаю, разыграли ли меня мальчишки, что продали меня пограничникам, но они к нам в лагерь не приехали.
____________________
* Была и легально, но это уже, как я говорю, в другой жизни.

** Если честно, то 18 раз, но 5 раз достоверней


Dynamic

Первый реанимационный пациент.

Его привезли утром. Соседи обнаружили мёртвых родителей в доме, и его, мальчишку, без сознания, но ещё живого. Дом был частный, отапливался русской печкой. В этих печах есть заслонка, которую задвигают, когда угли уже прогорели, и, вместо голубых огоньков появляется красноватое свечение. Раскалённые угольки отдают тепло, но нет уже опасного оксида углерода – угарного газа. Видимо, в тот раз, что-то было не правильно, или эту заслонку рано задвинули, или дымоход был не исправлен. Отравление угарным газом начинается незаметно – с головной боли. Когда отравленные начинают задыхаться, то уже ничего поделать не могут – резкая слабость в ногах и тяжесть в голове не дают возможности встать, уйти. Часто угоревшие умирают во сне.
Когда его привезли, у мальчишки дыхание уже было редкое, по типу Чейн-Стокса. Это когда дыхание становится периодическим, с периодами остановки – апноэ. Это состояние непосредственно граничит с моментом клинической смерти, так что медлить было нельзя.
Collapse )

Как я в первый раз проснулся с незнакомой женщиной

Девчонкам нравился Д’Артаньян. Пацаны, что по серьезнее, уважали Атоса. Все любили Портоса за то, что он толстый и смешной. А моим героем, почему-то, был Арамис. Возможно мы схожи характерами или любовью к носовым платкам - не знаю. В любом случае, смею утверждать, что Арамис оставил самый значительный, из всех четверых, след в мировой литературе.

Ему принадлежит единственная сексуальная сцена в романе, изобилующем убийствами на бытовой почве. Помните, как он, направляясь куда-то по делам службы, остановился на ночлег на постоялом дворе! Как выяснилось, в те времена, в Парижской губернии, порядки в гостиничном бизнесе более напоминали советские, чем современные. Мест не хватало, и командировочных, даже не подселяли, а подкладывали к приехавшим ранее. Арамиса подложили в кровать к молодому дворянину, который оказался молодой дворянкой, которая посреди ночи то ли зевнула по-женски, то ли как-то нетипично подошла к ночному горшку. Все это вызвало арамисовы подозрения. Он решил прояснить ситуацию, в результате чего появились еще три тома под названием “Виконт де Бражелон”.

“Будьте осторожны в стремлении быть похожими на своих героев!”, - говорит перевранная мною народная мудрость, иначе вы можете попасть в нестандартную ситуацию. Со мною это случилось в относительно юном возрасте – 17 лет, когда книжки Дюма еще не успели покрыться пылью на верхней полке.

Collapse )

Как я первый раз ужинал в компании испанцев

- Алекс, как твой салат?

Хоть это и был первый раз, когда я сел за стол в компании, состоящей исключительно из испанцев, но никакого подвоха не ждал. Нас было шестеро: два сеньора, три сеньоры и приехавший из России господин-товарищ, в этом составе мы провели пол-дня в поездках и переговорах, а затем оккупировали небольшой ресторан.

Мой испанский тогда был ещё в самом зародыше, английский моих коллег – и того хуже, поэтому после нескольких часов мучительной коммуникации занять рот едой, а не произношением, казалось прекрасной перспективой. Закончились длительные переговоры с официантом относительно того, что и в каком порядке нести, испанцы переключились вдруг на какую-то горячую местную тему и оставили меня в покое. Когда принесли закуски, я взял вилку, ушёл в себя и приступил к делу.

Но оказалось, что про меня не забыли.
- Алекс, как твой салат?
Collapse )