October 10th, 2013

promo my_first_time october 11, 2015 01:33 68
Buy for 10 tokens
Я люблю свою жену. И хочу, чтобы мы в будущем могли себе позволить больше, чем сейчас. Чтобы мы жили на собственной вилле, ни в чем себе не отказывали, купались в роскоши. Для этого надо многого добиться, сделать карьеру. Я не могу вам полностью рассказать, кем я работаю в данное время, потому что…

Первый успешный съём

В глубине души я очень скромный и застенчивый парень. К тому же в какой-то степени интовертированый. С другой стороны - (наверное) приятная внешность, разнообразные интересы в жизни, и социальный статус выше среднего.

Collapse )
яхта, Балтика

КАК ВПЕРВЫЕ МЫЛА ГОЛОВУ С ЯХТЫ В ТИХОМ ОКЕАНЕ

Во время парусной экспедиции по Курильским островам этим летом пришлось испытать все прелести яхтенного экстрима.
На качку, туманы и ночные вахты внимания я уже не обращала. Как-то сжилась с этим и привыкла. Временами неработающий гальюн меня тоже не смущал, еще три года назад освоила кормовую эквилибристику. Но вот ходить почти две недели с немытой головой - для меня проблема. Чтобы никто не видел тот ужас, он был спрятан под косынку. Но голова чесалась, а самое противное, что потом велика вероятность потерять частично кудри, которые честно отращивались весь год.



Пресная вода была на исходе, с газовой плитой тоже творилось что-то непонятное. Остаться в океане без глотка горячего чая было значительно противнее, чем ходить с немытой головой. Но я девочка, и поэтому хочу всегда хорошо выглядеть.
Воду и газ для экипажа мы оставим, но голову все равно помоем. Несмотря ни на что!

Вода +8 градусов по Цельсию.

Collapse )

Первый раз утихомиривал толпу. 1991 год

В сентябре-октябре славного 1991 года я вместе с группой товарищей проводил рейд по борьбе со спекуляцией (!) на привокзальной площади Перми. (Это отдельная история, просто сказка).

Дело вечером, 6-7 часов. Свои дела сделали. Я пошёл в отдел. Около туннеля на универ скандал и маленькая толпа, но всё возрастающая.
"Сатрапы! Палачи! Сахарова им мало!" В общем, обычные разговоры для 1991 года.

Подхожу. Наш сотрудник - капитан, решил проверить документы у дамы, торгующей книгами и журналами на выносном лотке. Дама завёрнута в одеяния развевающиеся, на лбу нарисовано пятно. В продаже литература про Бхагават Гиту и подобное. Документов нет.

Капитана нашего едят живьём. Он попал как раз на студентов универа, шедших с занятий. Клевали его от души.

Решил вмешаться. Но как? Орать не стоит, убеждать тоже бессмысленно. Толпа-с.

А дама стоит, вся гордая, в нирване, с мощной кармой, аура так и горит, прямо сияет. А мне на неё наплевать так-то. Мне бы капитана вытащить, да и престиж милиции уберечь.

- А почему у вас документов нет? - спрашиваю, и показываю ей и народу удостоверение своё, дескать, я не случайный прохожий, а лейтенант ОБЭП.

- У нас свобода слова! - ответ. Народ прислушивается, и вижу, рты открываются у него для новых нападок на внутренние органы.

- А у вас личные документы есть, паспорт, например?

- Я не обязана его носить! - отвечает и гордо смотрит на меня. И она права.

- А как вас зовут-то? Это можете сказать?

- Я Харапура самадура. (примерно так, точно не помню) - и при этом синее пятно на лбу у ней прямо заполыхало.

Народ притих. Я переспрашиваю, тот же ответ.

- Видите ли, гражданка Харапура, так не пойдёт, - начинаю печалиться я. - Вот видите, граждане, что происходит, - обращаюсь уже к толпе. - Капитан милиции, который не отдохнув после ночной смены, вышел в патруль, чтобы был порядок и всё по закону, попросил у неё документы, а в ответ слышит странное.

Толпа молчит.

- А что значит эта Харапура? - спрашиваю.

- Веющий утром ветерок, - уже с погасающим пятном говорит дама.

- Вы сами понимаете, - говорю я толпе. - Дама в странных одеждах, торгует религиозной литературой, имени нет, только прозвище. Ну как с ней быть?

Толпа молчит.

- Вы поймите, - говорю ей. - Вы неизвестная дама. Может вы в розыске, родные вас ищут, а вы Бхагатой торгуете. У меня есть законные основания поместить вас в приёмник для бродяг до установления личности.

Услышав про бродяг и глядя на поникшее лицо дамы, толпа начинает расходиться. Дама проходит с нами в отдел.

После профилактической беседы, что нельзя хамить незнакомым людям, особенно в милицейской форме, её отпускают.
Писатель года

Как я впервые "снял" девицу

Так как я жил рядом с физкультурным институтом, то спортивных секций перепробовал столько, что легче перечислить, каким видом спорта не занимался.
Теннис, плавание, легкая атлетика, волейбол, штанга, борьба, шахматы, футбол... и везде я был в числе лучших. Разве что футбол выпадал - жонглирование ногами давалось с трудом, поэтому в футболе на всю жизнь - остался только болельщиком. А вот плавал хорошо, был в сборной Грузии по подводному плаванию, из-за чего был даже освобожден от выпускных экзаменов в школе (ездил на первенство Союза среди юношей).
Физически развит был неплохо, недаром, с детства, среди друзей носил кличку "Тарзан".
Летом, по окончании 9-го класса, был в Сухуми, на сборах подводников, где мне были "открыты глаза" на такую манящую и такую тогда неведомую сторону жизни, как ЖЕНЩИНЫ. Все произошло насколько "романтично" - настолько и комично. Нет смысла, наверное, говорить о том, с каким видом я ходил по пляжу с аквалангом и ластами, мимо симпатичных девушек. Каким я себе казался человеком-амфибией, казалось, все только и смотрят зачарованно на меня и стоит захотеть..., но пока нет времени, тренировки!
И вот, ребята постарше, решили меня просветить. Втихаря подговорили одну из "опробованных" ими пляжниц провести со мной - "курс молодого бойца", но так, чтобы я не догадался о подставе. Им очень хотелось увидеть спектакль. На следующий день я "снял" на пляже симпатичную Дашу, и конечно, ходил с ней "фазаном", видя "завистливые" взгляды наших ребят постарше! В принципе, дальше распускания "павлиньего хвоста" зайти может и не отважился бы, но Солнышко (фамилия сухумского пловца), сказал, что он уговорил ребят и они на вечер уступают фазенду. Путь к отступлению был отрезан!
Collapse )
Это я

Как я первый раз чуть не погиб

Просматривал я намедни свои старые фотографии с Крыма, и вспомнил интересный случай, который рассказал дочке, а теперь хочу рассказать и вам. Ну как интересный… Это теперь интересно, а тогда… Но не буду забегать вперед.

100 111

А дело было так – собрались мы компанией несколько человек в Крым – думали погулять вокруг Бахчисарая, сесть на автобус и на ЮБК – и там еще погулять. Все мы, кроме Ястребка, были не местные и в походы горные не ходили никогда. И случилось так, что возле Бахчисарая встретили мы компанию местных ребят, которые уговорили нас идти в Севастополь пешком через горы. И черт нас дернул согласиться (о чем я совсем не жалею). Это я вам просто преамбулу рассказываю: поход длился 6 дней, из которых 4 с половиной под проливными дождями. Спали мы в пещерах и под тентами из клеенки – кроме последней ночи, когда просто под открытым небом. Побывали на Тепе-Кермене, Эски-Кермене, Мангупе, Черной речке и вышли к морю у бухты Инжир.

А то, что я хочу рассказать, случилось аккурат когда мы шли к Эски-Кермену – древнему пещерному городу крымских готов (там была их фреска ни то 4, ни то 6 века – христианская), а может еще и тавры до них там жили. Как всегда, шел проливной дождь.


Collapse )

деда

Первые впечатления от сотрудничества с иностранными фирмами

Когда я учился в старших классах школы, у нас в Днепропетровске было много иностранных студентов. Но когда закончилась "хрущевская оттепель", наш город, где разворачивалось ракетное производство, закрыли для въезда иностранцам. Когда я вернулся домой после службы в Венгрии, город был уже "закрытым". И по прошествии нескольких лет мы все стали отвыкать от общения с иноземцами.

Когда мы узнали, что на строительстве второй очереди криворожского СевГОКа нам предстоит сотрудничать с Западно-Германской фирмой, в коллективе треста Коксохимтепломонтаж наметилось бурное возбуждение. Следует заметить, что трест наш был создан недавно из слияния монтажных управлений Коксохиммонтаж, отделившихся от московского одноименного треста, и строительных управлений Теплострой. Последние выполняли огнеупорную кладку и строительство вытяжных труб на заводах.

Объединенные под руководство одного треста столь разные структуры почти не имели ничего общего. Но когда в днепропетровском СУ 222 Теплострой узнали, что при строительстве Фабрики окомкования на СевГОКе им придется футеровать внутренности окомкователя огнеупорным бетоном, а для этого придется приваривать армирующие элементы, и пришлось обратиться в трест за помощью.

[Spoiler (click to open)]Возбуждение руководства треста было вызвано желанием не ударить лицом в грязь перед заграницей, дабы не упустить дальнейшего выгодного сотрудничества. С этой целью из треста разослали распоряжения в разбросанные по Украине монтажные управления, чтобы командировали в Кривой Рог на участок СУ 222 по 2-3 сварщика. В этих распоряжениях обращалось внимание на то, чтобы сварщикам выдали перед отъездом новые брезентовые спецовки. Меня срочно командировали в Харьков для получения с завода Промэнергоремонт многопостового сварочного преобразователя ПСМ1000 и доставки его на СевГОК. А для одновременной работы сварщиков от этого источника тока, была дана команда собрать на наших предприятиях нужное количество балластных реостатов, свеже покрасив их перед отправкой туда.

Представьте себя на месте сварщика, командированного из Луганской, например, области в Кривой Рог. Добираться нужно поездами и автобусами, везя с собой, кроме личных вещей, брезентовый костюм. Смогли бы Вы тащить с собой еще и маску, да метров 50-70 сварочного кабеля?
Когда меня командировали туда. чтобы организовать подключение источников сварочного тока, я увидел десяток сварщиков в новых робах, сидящих в позах запорожцев, собирающихся писать письмо турецкому султану. Когда выяснилось, в чем дело, я увидел приближающуюся группу людей. Оказалось, что идет зам министра со свитой человек в 50. Взгляд начальства засек непорядок:
— Это сварщики? Почему они сидят?
Вопрос был обращен к идущему следом. Тот обернулся и передал этот вопрос еще назад. Так продолжалось пока идущий последним, не увидев за собой никого, подбежал с этим ко мне. Узнав, что сварщики не могут приступить к работе, потому, что у них нет ни одного метра кабеля и масок, в свите стали дискутировать на тему: кому поручить исправить положение. Решено было срочно возложить эту обязанность на начальника отдела снабжения нашего треста. Человек, чьей обязанностью было выбивать фонды на металл и стройматериалы, связался со мной, спрашивая что это такое и где достается. Чтобы выйти из положения, он поручил снабженцу из СУ 222 раздобыть это через знакомых. На следующее утро сварщиков позвали помочь с разгрузкой ГАЗ 51, в кузове которого были свалены 300 метров кабеля и десяток сварочных масок, на которые сверху погрузили лебедку.

А что касается иностранцев, мы с ними там быстро нашли общий язык. Сотрудничавший с нами гер Пашке оказался неплохим специалистом по сварке. В беседе со мной он поделился мнением, что наши рабочие справляются со своим делом так же, как европейские.

Более запоминающие впечатления остались после работы на Днепровском (теперь Полтавском) ГОКе в Комсомольске-на-Днепре в сотрудничестве с американской фирмой "Элис Челмер". Фирмачи стремились удивить нас своими невымазывающимися нейлоновыми куртками, микрокалькуляторами и переговорными устройствами. Главный сварщик от фирмы, мистер Фостер, пояснял требования, показывая на картинки в книге потому, что по русски мог сказать только: "спасибо" и "нет перводчик!". Американские электроды для сварки нержавеющей стали доставлялись в запаянных пеналах из луженой жести, потому, что их обмазка жадно впитывала влагу из воздуха. Использовать их можно было только сразу после извлечения из сушильного шкафа, иначе в начале шва получались трещины. Обнаружив их, мистер Фостер хлопал себя по бедрам, выкрикивая:
— Crack! Crack!
Услыхав это кряканье, я постарался вспомнить, что в школе учил English и спросил: — Why? На что в ответ последовало:
— Water, farb & cold electrods.
Поэтому сварщики брали из сушильного шкафа немного горячих электродов и держали их в пеналах, закрепленных на поясе. А фирмачи ходили и проверяли их щупая, отстраняя от работы того, у кого они остыли.

Позже мне приходилось узнавать насколько разнятся подходы к работе у представителей разных стран. Это было в Горловке на комбинате "Стирол", где свои требования заставляли выполнять французы. Но наибольшее впечатление оставили представители Японии, встретиться с которыми довелось на строительстве комплекса производства аммиака комбината "Азот" в Днепродзержинске, но это уже будет другая история.

Как я первый раз пил самый дорогой кофе

Из зоопарка мы поехали на кофейные плантации. Нам предоставлялась возможность попробовать самый дорогой кофе в мире – «Kopi Luwak», о котором я знал из различных рейтингов самых дорогих продуктов планеты. У входа на плантацию нас встретил молодой приветливый парень в длинном «саронге» и небольшой чалмой на голове, с узелком, намотанным впереди надо лбом в виде розы. Проведя нас по выставочной мини ферме с кустами кофе, он рассказал о разных его сортах.

Оказалось, что самый дешевый сорт «Робуста», который мы обычно и пьем в виде быстрорастворимого кофе, очень часто используют для смешивания с дорогими сортами, например «Арабикой», чтобы понизить его выходную стоимость. Я первый раз увидел настоящие кусты кофе и узнал что так хорошо известные мне зерна – это не что иное, как косточки маленьких темно-красных вишенок, похожих на плоды шиповника. Тут уж, как говорится, век живи - век учись («а дураком помрешь» – опущу, - не хочется).



Collapse )