September 21st, 2013

hike
  • naty

Моя первая поездка в Румынию.

Вообще обычно все свои поездки я планирую заранее, но так получилось, что первая моя поездка в Румынию оказалась довольно неожиданной - просто в один прекрасный день мой румынский знакомый предложил: "А не махнуть ли нам...", и мы махнули. Через сутки мы уже стояли в автомобильной очереди на таможенном контроле, а хмурый дядька крутил в руках мой уклеенный визами паспорт.
- А вы знаете, что вам нужна виза на въезд? - огорошил он.
Collapse )
promo my_first_time october 11, 2015 01:33 68
Buy for 10 tokens
Я люблю свою жену. И хочу, чтобы мы в будущем могли себе позволить больше, чем сейчас. Чтобы мы жили на собственной вилле, ни в чем себе не отказывали, купались в роскоши. Для этого надо многого добиться, сделать карьеру. Я не могу вам полностью рассказать, кем я работаю в данное время, потому что…
  • abrosha

МОЯ ПЕРВАЯ ВЗЯТКА ... от ветерана Великой Отечественной

Эту историю я не люблю вспоминать, но все же расскажу, ибо она поучительная и заставляет нас о многом задуматься. В 2010 году  я месяц работала над циклом статей, посвященных 65-летию Великой Победы. Находила наших ветеранов, ходила к ним домой, записывала их воспоминания, а потом писала материал. Всю сердечную мышцу себе раздергала: не могу без эмоций слушать их рассказы о войне- глубоко уважаю этих людей и преклоняюсь перед ними. Одним из героев моего объемного цикла статей был известный врач, один из основоположников челюстно-лицевой хирургии в Армении, действительный член Академии хирургических наук РА, профессор кафедры стоматологии нашего мединститута. В годы войны он защищал рубежи Северного Кавказа, воевал в 350-ой Житомирской стрелковой дивизии Первого Украинского фронта в качестве командира пулеметной роты. Во время одного из боев спас жизнь своему командиру дивизии, полковнику Ивану Корусевичу. Воевал и на  Первом Белорусском фронте, в должности командира пулеметной роты участвовал в боях за взятие городов Познань и Берлин, а потом и в районе реки Эльбы. Победу мой ветеран встретил в звании капитана, а впоследствии ему было присвоено звание майора медицинской службы. Награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Великой Отечественной войны первой степени, медалями “За победу над Германией в Великой Отечественной Войне 1941-1945гг.”, “За взятие Берлина” и многими другими орденами и медалями.
Collapse )
Олег - Питер
  • freedom

Как я впервые из миллионера стал банкротом

Всё началось с двух тысяч рублей в двухтысячном году, когда я, 19-летний третьекурсник Севмашвтуза, вместе с приятелем начал своё первое дело, открыв в Северодвинске, городке на берегу Белого моря, с 240-тысячным населением и атомными подлодками у причала, шиномонтаж "Тип-топ". В 21 год от балансировки колёс я перешёл на новый уровень -- к продаже авто, поскольку в то время в Северодвинске иномарками не торговал никто. Машины мы продавали по картинкам в буклетах - по одной-две в месяц - по следующей схеме: покупатели вносили треть предоплаты, когда набиралось три покупателя, мы платили по безналу московскому дилеру, я ехал за машиной на поезде и перегонял обратно одну "шкоду". Затем таким же образом начали продавать и автомобили других марок; прибыль вкладывали в рекламу и обучение первого персонала, потом - и в ремонт арендованного здания. Расширили торговые площади, увеличивали количество продаваемых марок авто.
Collapse )

Мое первое серьезное падение с мотоцикла )))

Это было довольно давно, вот так я однажды открыла сезон )))
Руль ушел влево резко и сразу, переднее колесо подвернулось влево и я почувствовала как взлетаю куда-то вверх, вижу свои вздымающиеся ноги, потом лечу куда-то вниз, башка бьется об руль и приборную панель, кажется сносит ветровик, от страха я не отпускаю руль, и только когда мое тело улетает куда-то вперед и возможно перелетает через переднее колесо я разжимаю руки и... не знаю, точнее, не очень помню что было потом, кажется кувыркалась по асфальту махая ногами, помню удары головой. В мыслях что-то было возможно это - "сейчас меня мот накроет, сейчас накроет.", но не могу с точностью сказать. Зажмуриваюсь. Конец? Это конец? Все? Это миг, секунда и уже лежишь уткнувшись в землю. Открываю глаза. Перед ними серая пелена. Земля? Асфальт? Переворачиваюсь, отрываю свою голову от земли, визор погнут и затесан, шлем смещен набок вправо, поэтому не могу толком понять либо это я плохо вижу, либо это все-таки что-то со шлемом. Надо его снять. Наверное сажусь. Просто необходимо снять шлем, иначе я задохнусь. Паника накрывает. Паника. Ничего нет кроме паники. Рву шлем. Не поддается. Мешаются перчатки. Руки не слушаются. Надо снять перчатки сначала. Рву перчатки. Руки не слушаются. Пальцы никак не могут справиться с перчатками. Задыхаюсь. Как-то удалось сорвать перчатки. Рву шлем. В панике. Задыхаюсь. Где застежка? Где? Все сместилось или погнулось. Щелкунули заклепки. Сорвала шлем. Голова. Руки не слушаются снова. Ошупываю голову. Цела вроде как. Болит лоб, правый висок. Смотрю на руки. Крови вроде нет пока. Руки, ноги, тело ощупываю - все цело. Наверное. Саднит голова. Откуда-то возникает Максим (мой друг). Его голос слишком громкий. Зачем так орать?
- Цела??????
Его руки шарят по моему телу, по голове. Его бледное лицо. Его дыхание.
А мне почему-то хочется рыдать. Так глупо. Оглядываюсь. Сижу на обочине дороги. Мот на асфальте метрах в двадцати от меня. Части пластика разбросаны по дороге. Слезы в глазах. Так его жалко. Так по глупому получилось. Что произошло?
Встаю. Нормалек вроде как. Ноги держат, руки работают, хоть всю и трясет.
- Как? Ты как???? - Максимка орет мне в ухо.
- Хорошо. Все нормально - размазывая слезы всхлипываю я и отмахиваясь от него иду к моту. Мне жалко себя. Мне жалко мот. Что пошло не так? Почему? Мне Макс доверил свой мот, а я так.
Макс видел все мои кульбиты на дороге. Бежал ко мне. Думал о худшем. О том, что все. Обошлось. Экип отработал на все сто. Жива. Огромные синяки на ногах и плечах, ссадина и гематома лобно-височной области справа и возможно мелкий сотряс не в счет, вмятина на шлеме, затесанный визор и экип. Мелочь.
Вместе ставим мот на колеса, откатываем на обочину. Хорошо, что нет свидетелей моего полета, дорога пуста и безжизненна. Мы одни.
Все хорошо, что хорошо кончается. Я жива. Экип спас. И столько всего было уже потом после. И я стала опытнее и мудрее )))