nostradamvs (nostradamvs) wrote in my_first_time,
nostradamvs
nostradamvs
my_first_time

Categories:

Как я впервые Никиту Джигурду увидел

Привет!

Ну, у меня было много всяких первых разов. Как и у вас, полагаю. В прошлый раз я тут рассказал про позор первой публикации, то есть про литературную дефлорацию. Теперь, пожалуй, про ещё какую-нибудь, что скрывать, всё правда. Короче, расскажу я вам историю, как я в первый (и, слава богу, последний) раз был на выступлении великого русского артиста и всё такое Никиты Борисовича Джигурды. Было очень весело. Но больше не надо.

В общем, в 2008 году я в первый и последний раз прошёл через все туры Грушинского фестиваля и удостоился выступления на его главной сцене – «Гитаре». В последний, потому что больше на Грушу не ездил, как-то надоело. И, как ни странно, именно благодаря этому попаданию в финал я единственный раз сидел и слушал центральный, последний концерт Груши, сидя «на горе», то есть, по сути, на главной трибуне.

Бардов я вообще не особо люблю. Скучновата эта классика, я драйвово обычно концерты отыгрываю, не по канонам. И потому слушать всю эту нуду мне было крайне трудно. Ну, Дольский был хорош – так он всегда хорош (хотя тоже однообразен). Ну, ещё пара человек. А концерт дли-и-и-инный. Вы пробовали авторскую песню 4 часа подряд слушать? Это ж помереть не встать. И вот где-то посередине, когда все уже спят крепким сном, а со сцены что-то там доносится, ведущий объявляет, что сейчас выступит великий бард Всея Руси Никита Джигурда. Мы встрепенулись. Это было интересно. Он же великий. Как он когда-то «Любить по-рррррруски» орал, помните? И голую волосатую грудь показывал публике.

И началось. Джигурда вылетел на сцену, будто его в зад кололи вилами. Или будто он сам Усейн Болт на стометровке. Плюс к тому он был босиком. В руке – гитара, чёрная, без ремня. Потом Джигурда встрепенулся и красиво встряхнул волосами (о, «Хэд-энд-Шолдерс», скрытая реклама), выкрикнул «Привет, люди русские!» и ещё раз встряхнул волосами. Все зааплодировали. Он мог уже не выступать. Но надо было. Поэтому он эффектным движением расстегнул жилетку и продемонстрировал грудь. Женщины ахнули. Никита Борисович убедился в том, что все всё осмотрели, прослушал «ах», встряхнул волосами и начал играть.

Вот тут-то и обнаружилось, что волосы и грудь – это прекрасно, а играть стоя на гитаре без ремня или хотя бы шлейки невозможно никоим образом. И стул – ножку поставить – не было. Поэтому Джигурда зажал корпус гитары локтем (о, акробатика!) и вывернул руку так, чтобы можно было доставать до струн. И, конечно, встряхнул волосами.

Играть у него выходило плохо. Я был готов даже на авторскую песню, лишь бы не слышать. Но пришлось. Когда Никита Борисович наклонялся к микрофону, чтобы прореветь новый куплет своего марша, гриф гитары звонко бился о гитарный микрофон, создавая неповторимый свист, стук и визг. В этот момент Джигурда отжимал локоть, гитара падала, он её ловил, при этом отдалялся от голосового микрофона, слова становились не слышны, он снова к нему приближался, снова бился грифом о гитарный микрофон – и так по кругу, как уроборос. Звукорежиссёр превратился во взмыленную лошадь и покраснел до состояния помидора. Он пытался угадать момент следующего удара и убрать звук, чтобы не травмировать уши слушателей. Потом ему надоело, и он вообще отрубил гитару. Джигурда не заметил. Он забыл об окружающем мире и пел сам себе а капелло, иногда встряхивая волосами.

Между первой и второй песнями Никита Борисович решил произнести речь. Говорил долго и искренне. Рассказал, что мерзкие и продажные телеканалы – «Первый», «НТВ», «РТР» и прочая шваль – не пускают нас, настоящих бардов, в эфир, потому что мы говорим правду. Да-да, нас-нас, настоящих бардов во главе с Джигурдой, конечно. Речи похлопали.

Потом началась вторая песня. А-а-а-а, держите меня семеро, подумал тогда я. Она длилась минут 15 и была про небо и про огонь. Текста там было минут на 5. А потом Джигурда решил разогреть аудиторию, которая ржала так, что никакой разогрев ей был не нужен. Короче, он взял гитару за конец грифа, поднял на вытянутой руке корпусом вверх над головой (я думал, ща разобьёт) и начал хлопать над головой в ладоши, одновременно удерживая гитару вертикально большим пальцем руки. Хлопалось плохо. Потому что даже обладатель самой лучшей в России груди и волос не способен удерживать гитару так и при этом хлопать. Параллельно с хлопками он орал два слова: «Небо!» и «Гори!» Так как у него все песни про небо и про гори (есть ещё про пипиську, простите), я опознать песню так и не смог. Какая-то из. В общем, минут 6-7 он хлопал и кричал. Все ржали.

Параллельно с выступлением он каким-то образом умудрился раз 40-50 встряхнуть волосами и поправить их, а также иногда отворачивался и застёгивал жилетку, чтобы повернуться и снова красиво её расстегнуть. Грудь же, чё уж тут. Женщины стонали от смеха. Джигурда читал в их глазах страсть.

Ушёл он тихо. На протяжении следующих пяти номеров публика периодически кричала: «Верните нам Джигурду». Но он был занят беседой по душам со звукачом, который под давлением джигурдовской груди из обычного помидора превращался в вяленый.

Таким я его и запомнил, барда Всея Руси.
Tags: знаменитости, творчество
Subscribe
promo my_first_time october 11, 2015 01:33 68
Buy for 10 tokens
Я люблю свою жену. И хочу, чтобы мы в будущем могли себе позволить больше, чем сейчас. Чтобы мы жили на собственной вилле, ни в чем себе не отказывали, купались в роскоши. Для этого надо многого добиться, сделать карьеру. Я не могу вам полностью рассказать, кем я работаю в данное время, потому что…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments